Посторонний

Продолжаем выкидывать предварительный материал. Впереди ещё два дня прессинга буквами и – возможно – смыслами.

Вторая новелла литературного сценария к эпохальному (о припадках самовосхваления и пиара сейчас напоминать неуместно) фильму “Три“. В фильме новелла “Посторонний” вроде бы остаётся второй по счёту, но это какая-то странная ошибка. Об ошибках пока молчим. Читаем.

Посторонний

Перед стандартным сервантом семидесятых годов стоит спитой мужичонка. Он в приличном и выглаженном костюме. Сквозь стеклянные дверцы серванта и хранящиеся в нём хрусталь выглядывает в зеркале своё отражение: примеряет старомодный красный галстук. Судя по лицу, он очень собой доволен. Поправляет узел на горле, утробно кряхтит.

В комнату заглядывает его жена, простая, грузная женщина:

- Чучело. Куда это ты вырядился?

Мужчина неотрывно смотрит на своё отражение, объясняет:

- Дочь приезжает. Через час нужно быть на вокзале.

- Какая ещё дочь?! – женщина садится на стул.

- Дочка. Моя. Я же тебе рассказывал.

Женщина, плаксиво:

- Мы же к бабе Нюре собирались. Ты же обещал обои переклеить.

Мужчина оборачивается:

- Днём раньше, днём позже. Обещал – сделаю.

- Всё у тебя: днём раньше, днём позже. У неё же предынфарктное состояние. Забыл?

- Не вижу связи.

- Связи ты не видишь! А скорую опять вызывать? Нас ждут! Ты хоть это понимаешь?

- Ничего. Подождут. Надо бы бутылку купить. Событие какое… Дай денег.

- Денег я тебе не дам. И дочь с бутылкой не встречают. Позвони, скажи ей, что ждём её в субботу. Или в воскресенье. Надо же как-то подготовиться, не ударить лицом в грязь. Звони, отменяй встречу, пойдём к бабе Нюре.

- Вот ты заладила. Куда же я позвоню, я телефона не знаю.

- Вот именно. Папаша. Ещё бы сто лет про неё не вспомнил. Поехали обои клеить, там уже всё готово.

- Завтра поклеим.

- Завтра клей высохнет! Завтра Нюру в больницу могут положить! Тут ты ещё нервы наматываешь! Зачем обещал, если выполнить не можешь? Так бы и сказал: у меня своя жизнь, а на других мне наплевать.

- Мне не наплевать. Я позже подъеду.

- Ладно. Хорошо. Я одна поеду и сама всё сделаю. Иди, развлекайся. А деньги на пузырь знаешь где взять.

Он подходит к жене, обнимает её за плечи, но она отталкивает его руки:

- Делай, что хочешь. У тебя своя жизнь, у меня – своя. А баба Нюра пусть помирает.

- Зачем ты так?

- Неужели нельзя по-человечески встречу назначить? Накрыли бы стол, посидели бы… А, чего с тобой говорить, только о себе и думаешь. Ладно, всё, я поехала.

По перрону прогуливается девушка, будто только что сошедшая с рекламного плаката.

У ограды стоит мужчина, на котором нелепо болтается старомодный красный галстук. Он наблюдает за девушкой, оглядывает опустевший перрон, неуверенно подходит к ней, спрашивает:

- Марина?

Марина кивает.

- А я… Я – Пётр Петрович.

Она берёт край его галстука и трёт его пальцами, будто приценивается к материалу:

- Папашка, что ли?

- Вроде того.

- Вроде того. Сними это.

Мужчина поспешно снимает галстук, спрашивает:

- Куда пойдём?

- К тебе, разумеется. Куда же здесь ещё можно идти?

- Да, конечно… Только у меня ремонт. Бардак жуткий.

Марина перебивает:

- Ты мне не рад?

- Рад. Конечно же рад, что ты.

- Вот и пойдём.

Они направляются к автобусной остановке.

- Надолго… приехала?

- Пока не решила. Мне за три года первый отпуск дали. Так что время есть.

- Отпуск. В этой дыре невесело отпуск проводить. Развлечений никаких…

- Ты точно мне не рад.

- Перестань. Просто не привык. Сейчас привыкну. Сама понимаешь…

В автобусе. Марина с интересом разглядывает город за стеклом, а мужчина наблюдает за Мариной.

Появляется здание с надписью «Ресторан».

Марина:

- Давай выйдем.

- Нам ещё ехать и ехать. Когда ещё следующий автобус будет…

- Нет-нет. Давай в ресторан сходим, – и Марина направляется к выходу.

- Какой это ресторан, одно название…

В ресторане. Марина и мужчина садятся за столики, официант приносит два меню. Марина:

- Скажите, как называется ваш ресторан? Я что-то надпись проглядела.

- Так и называется: Ресторан.

Марина:

- Забавно.

Официант отходит на почтительное расстояние. Марина берёт меню, протягивает его мужчине. Мужчина нехотя берёт меню, негромко говорит:

- Знаешь, я как-то не подумал…

Марина же наоборот, разговаривает нарочито громко:

- Деньги не проблема. Надо же как-то отметить… наше знакомство.

Мужчина проглядывает меню, Марина следит за его взглядом, спрашивает:

- Ты что, левша?

- В смысле?

- Правило левой руки: закрыть блюда и смотреть только на цены.

Мужчина:

- Что-то вроде того. Я, честно говоря, не привык…

Марина перебивает:

- А ты привыкай. Закрой правой рукой цифры и выбери то, что хочется.

Мужчина, робко:

- Блинчики с сёмгой. Это единственное, что здесь понятно. Остальное на каком-то тарабарском.

- Блинчики с сёмгой. Отлично. Вино какое?

- Я не знаю.

- А что ты знаешь?

- Марина, прости… Я не твой отец.

- Это я сразу поняла и это к делу не относится. Вино какое?

- «Алиготе»!

Марина жестом подзывает официанта, попутно быстро проглядывает меню:

- Блинчики с сёмгой, две порции, салат «Летний», по стакану «Алиготе» и… пока достаточно. – (Официант удаляется.) – Запомни ещё два правила. Первое, веди себя естественно и непринуждённо. Тебя окружают такие же, как ты, люди. Они ничем не хуже и не лучше тебя. Второе, если чего-то не знаешь, не бойся спросить… Учиться никогда не поздно, верно?

- Верно-то оно верно, только… зачем ты мне всё это говоришь?

- Перескажешь моему отцу. Да и ты… да и тебе… Ты его друг? Знакомый? Сосед?

- Твой отец – алкаш. И знаешь, почему он не пришёл?

- Под забором пьяный валяется? И ты решил воспользоваться случаем?

- Нет. Его жена не пустила. Просто сказала «не пойдёшь». И он не пошёл. Попросил меня передать, что ничем тебе помочь не может.

Марина громко смеётся:

- Помочь? Мне? Я как раз приехала сказать, что мне на него плевать, что я в нём никогда не нуждалась и не нуждаюсь!

Официант приносит заказ.

Марина трогает пальцем блинчики и заявляет:

- Они же совсем холодные. Вы что, прямо из морозильника подаёте?

Официант наклоняется почти к уху Марины, что-то шепчет. Марина отвечает:

- Ладно, обойдёмся без горячего. Унесите.

Марина берёт салатницу, раскладывает салат по тарелкам. Официант смотрит то на Марину, то на мужчину. Мужчина (со взглядом побитой собаки) тихо говорит официанту:

- Я заплачу.

Марина ставит тарелку перед мужчиной, возмущённо спрашивает:

- С какой стати платить за то, к чему даже не притрагивался? Мы заказывали горячие блинчики, а у них печь не работает. Попроси для начала жалобную книгу!

Официант забирает две тарелки и поспешно уходит.

Мужчина:

- Зачем ты так?

Марина принимается за салат:

- Я же тебя не спросила, зачем ты так.

Зал магазина одежды. Мужчина послушно идёт за Мариной, в его руках два увесистых пакета. Марина перебирает рубашки, спрашивает:

- А в плечах? Шире тебя?

- Нет. Такой же. Чуть меньше.

- А ростом? Выше?

- Ниже.

- Ниже? Насколько.

- Настолько. – Мужчина прикладывает палец к бровям.

- А. Значит такой же… Пойдём в отдел верхней одежды. Куртку ему выберу.

- Марина!..

- Что?

- Да есть у него куртка. И ботинки есть. И всё есть. Он вообще отлично живёт…

- Не твоё дело. В наши семейные дела вообще не лезь. Скажешь этому подлецу, что я всё равно его люблю. Запомнил?

Кухня настоящего отца. Он разливает по рюмкам водку, переспрашивает:

- А галстук, значит, прямо в помойку?

Мужчина, что встречался с Мариной, мрачно кивает, берёт полную рюмку и, не дожидаясь хозяина, выпивает.

А настоящий отец приподнимает рюмку и кричит в соседнюю комнату:

- Слышишь, мать? Галстук выкинула! Который мне Ленка дарила! – и, выпив, комментирует, – ревнует. К собственной матери ревнует. Вот какая дочь. Сама хочет подарки делать. Говорит «всё понимаю и люблю, наперекор превратностям судьбы». Вот.

А его гость, вместо того, чтобы согласиться или возразить, бьёт хозяина кулаком в лицо.

Из соседней комнаты крик жены:

- Петь! Поди-ка сюда!

На диване – покупки дочери. Различные рубашки и брюки. Женщина держит в руках осеннюю куртку и говорит:

- А ну-ка примерь.

Муж отнимает ладонь ото рта:

- Чё-то у меня губа треснула. После примерю.

- Нравится?

- Какого хрена мы обои не поехали клеить?

- Опять двадцать пять! Не до ремонта ей. Сердце.

Марина в электричке. Неторопливо снимает с пальцев многочисленные кольца, складывает их в сумочку. За окном мелькает лес, лес, лес. Снимает дорогие серьги, держит их на ладони, разглядывает искрящиеся камушки. По щекам текут слёзы.

Женщина напротив, с двумя маленькими детьми, говорит:

- Да было бы из-за чего реветь. Молодая, красивая, быстро другого найдёшь. А он ещё локти кусать себе будет. Попомни мои слова, сам прибежит с повинной.

Марина прячет серьги в сумочку, отворачивается к окну. Электричка останавливается на безымянном и пустом полустанке, трогается дальше.

Конец второй новеллы

Продолжение следует.

Первая новелла “Месть“.

Третья новелла “Под пристальным наблюдением…

Сравнить с фильмом.

Спонсор месяца: Аноним.


Добавить реплику или ремарку:

Спамеру на заметку: XHTML разрешён, но ссылки на коммерческие ресурсы удаляются, а посты с подписью типа "куплю сценарий праздника" сразу отправляются в корзину. Офф-топы публикуются через раз. Время модерации комментария - от одной минуты до недели, всё зависит от занятости и настроения автора. Прения возникают то ли спонтанно, то ли по воле звёзд. Спасибо за понимание.