Вещественные доказательства по делу — уничтожить

20 ноября 1990 года Андрей Романович Чикатило вышел то ли за квасом, то ли за пивом, взял четверть трёхлитровой банки, но домой уже не вернулся. С тех пор прошло 30 лет. Юбилей. Можно позволить себе много букв.

Постараюсь писать так, чтобы было понятно тем, кто не в теме, но сразу оговорюсь: текст рассчитан на тех, кто с делом А. Р. Ч. знаком.

И чтобы не было лишних вопросов, сразу озвучу свой “корыстный” интерес. В 2007 году мне потребовалось придумать образ маньяка. И я впервые в жизни полез гуглить “материалы по теме” (попутно отмечу, что интернет штука зыбкая, какие-то статьи/файлы/видео исчезают, а что-то корректируется и замещается толпой невидимых райтеров). Можно догадаться, что делал я это наспех. Приблизительно так: “ага, понятно, детская травма, неприметный, неприятный или обаятельный, обязательно хитрый и неуловимый; совершил то, о чём думать жутко, дошёл до промышленных масштабов и прокололся”. Важно то, что выработался почерк, благодаря которому ряд бессмысленных убийств объединили в дело, и оставил улики. Такие беглые выводы, но вот на Чикатило я споткнулся. Возможно, благодаря тому, что какие-то диванные комментаторы поставили под сомнение виновность Чикатило. Пришлось перепроверять. И у меня стали возникать всякие вопросы, которые оформились в пьесу. Прикидывая, куда бы её пристроить, нашёл в сети целый ряд высказываний о том, что, мол, не истёк срок давности, что, мол, надо подождать, когда все участники трагедии превратятся в миф.

Понятное дело, что о Чикатило уже снимали и продолжают снимать. На подходе новые сериалы, но не думаю, что они имеют отношение к реальности. Скорее всего, продолжается мифологизация участников дела “Лесополоса”. Причины мне понятны, но не о них сейчас речь.

Никаких эксклюзивных материалов у меня нет (где-то в спецхранах пылятся 400 томов, но, подозреваю, из них постарались выжать и обнародовать всё, что доказывает вину “красного партизана”). Что есть? В первую очередь официальные документы: приговор Ростовского Суда, приговор Верховного Суда, заключение психиатра В. Е. Пелипаса, отчёт о слежке и задержании 1984 года,  служебный рапорт со станции “Лесхоз” 1990 года (последние два документа цитируются как в приговоре, так и в литературе, – то есть являются отредактированными цитатами, а не первоисточниками). Во вторую очередь это книга “Товарищ убийца” (писалась по горячим следам практически в зале суда) и документальные фильмы, о которых чуть позже. И в третью очередь, интервью представителей спецслужб, которые до сих пор появляются на youtube. Почему порядок именно такой? Да потому что наши специалисты почти сразу после задержания продали эксклюзивные права на информацию буржуям. И схема получилась приблизительно такая: сначала инфу слили западным журналистам, а затем она – информация – стала возвращаться в российскую прессу и док. Слишком много фильтров, но зато наши профи стали звёздами. И то ли в нулевых истёк контракт о молчании, то ли старость стала угнетать, то ли лавры коллег не давали спокойно спать: в сети изредка стали появляться новые интервью. И можно наших сыщиков ловить на противоречиях друг другу и самим себе, но дело глупое, так как всем всё равно, в итоге победил шоу-бизнес. Обойдёмся минимумом.

Пора перейти к фактам, но скажу, что у меня цели оправдать. И обвинить тем более. У меня по большому счёту желание одно: привести в порядок противоречия. Объяснить самому себе, почему некоторые вещи не сходятся. Да, в черновике был заготовлен такой пафосный пассаж:

“Судят американского маньяка. Энное количество эпизодов он признал, а от одного отказывается. И почерк, и улики указывают на то, что преступление совершил именно он. А вот повторная посмертная экспертиза подтверждает: не он. Что это значит? Несправедливо приговорили к смертной казни? Справедливо. Повесили на бедняжку лишний грех? Да всем пофиг, всё равно будет гореть в аду. А что тогда? Да тогда то, что где-то рядом разгуливает ещё один убийца. К тому же подражатель. Отказ обвиняемого запустил машину повторного расследования. Посмертно. К делу “Лесополоса” было подшито более 70 эпизодов (не на пустом же месте их включали в одно делопроизводство), к моменту суда Чикатило признал 55 эпизодов, Ростовский Суд утвердил 53 эпизода, Верховный Суд за недоказанностью снял 6 эпизодов, а во время вынесения приговора обвиняемый кричал, что ему “шьют ещё десяток дел”. Ну да, у нас плюс минус миллионы в ГУЛАГе, плюс минус миллионы на Великой Отечественной. Что уж там 20-30″.

Предисловие затянулось до неприличия, но всё, что выше, необходимо было проговорить. Наверняка я не один в этом мире, у кого возникают вопросы.

Ладно, поехали. Изначально план был таков: вычленить из приговора фрагменты, однозначно доказывающие вину, затем посмотреть на то, что вызывает вопросы (и, соответственно, ставит под сомнение железобетонные доказательства), а в финале предложить свою – сугубо литературную – версию происшедшего. Нормальный вроде план, но основная проблема в том, что у нас нет (ну, ладно, лично я не нашёл) железобетонных доказательств. Каждый отдельно взятый эпизод сразу же вызывает вопросы. Доказательством является как раз совокупность сомнительных эпизодов (на всякий случай поясню: есть несколько свидетелей, которые видели подозреваемого рядом с жертвой), поэтому принял решение не повторять то, что и без меня разбиралось диванными следопытами, а сразу начну гнуть свою линию. Постараюсь сделать это линейно.

1978 год. Убийство школьницы Лены Закотновой. Описано подробно, но придётся повторить. Следствие ведётся как в старых советских детективах: опрашиваются свидетели, составляется фоторобот, ведётся поиск подозреваемого. Неподалёку от места убийства живёт первый подозреваемый (уже отбывал срок за похожее преступление), но жена обеспечивает ему алиби. И вот возникает второй подозреваемый – Чикатило, на нём остановимся. За пару дней (через 12 лет свидетель скажет, что в тот же день) до убийства Чикатило уговаривает школьницу пойти вместе с ним. В сумке Чикатило звенят бутылки с вином. Девочка не соглашается и уходит. Другой свидетель отмечает, что в день убийства в домике Чикатило горит свет, но и его жена обеспечивает алиби. На допросе у жены шок: она впервые слышит о домике, купленном за 1500 рублей. Негласный (вероятно несанкционированный, но тщательный) обыск в домике никаких результатов не даёт. Ещё свидетели подтверждают, что иногда в домике веселится молодёжь. Продолжается отработка Чикатило и всплывают отвратительные подробности: с 1973 года подозреваемый не раз палился с сексуальными домогательствами к малолеткам обоих полов. Ещё раз. У нас два подозреваемых: один убийца, второй педофил. У обоих алиби, но у Чикатило есть ещё маленькая красная корочка внештатного сотрудника КГБ/МВД.

Лирическое отступление о корочке. В разных источниках упоминаются разные организации, в 1990 году у него возникнет удостоверение МПС, но я склоняюсь к тому, что корочка была гэбэшная; более того, окажись она фейковой, то воняла бы так, что об этом факте раструбили бы на всю страну и обязательно оформили бы в отдельную уголовную статью. Вот что интересно: достаточно получить корочку и “забыть” о ней или надо выполнять какую-то работу, отчитываться и т.п.? У меня подозрение, что вместе с корочкой ты получаешь и куратора – начальника или наставника. Если я ошибаюсь, то вся моя схема сыпется прямо на предыдущей строке.

Когда-то давно прочитал приблизительно такой комментарий:

“Если у обоих подозреваемых было настоящее алиби, то должен быть третий, но вероятность пересечения трёх убийц в одной точке равна нулю”. И на тот момент я с этим замечанием полностью согласился. А теперь предполагаю, что фантастического в этом пересечении только появление того, кто за убийство уже отсидел. Этот факт и сбивает с толку. У нас по трагическому стечению обстоятельств есть тот, кто вернулся из мест лишения свободы, и педофил. Почему бы не возникнуть убийце?

С 1973 года Чикатило шарится по учебным заведениям, подглядывает, домогается и ведёт себя крайне опрометчиво (опрометчиво для преступника, но относительно нормально для больного). За 5 лет есть шанс нарваться на такого же озабоченного? Почему бы и нет? Ведь могут в одном отделении милиции скучковаться сразу несколько садистов? История говорит, что да. Вот и я допускаю, что однажды в городе Шахты (а может и ранее, например, в армии) встретились два извращенца. И один из них (не Чикатило, так как он женат с 1963 года женат и дома считают каждую заработанную копейку, хоть моё предположение и не сильно отличается от заявлений журналистов), один из них покупает на имя Чикатило домик. Понятно для чего. Для совместных утех. За пару дней до убийства непьющий Чикатило позвякивает бутылками (накупил вина для девятилетней второклассницы???) и заманивает девочку в гости. Подруги девочки утверждают, что она и ранее встречалась с “дедушкой”. У Чикатило алиби, но в домике горит свет. Вроде всё сходится на третьем. И у меня ещё более безумное и наглое предположение: только ли корочка сыграла решающую роль в оправдании Чикатило? Или вмешался куратор?

И вот ещё момент. Алиби обеспечила жена. Если она на допросе солгала, то, во-первых, всю жизнь жила с подозрением, а во-вторых, наверняка бы в 1990 призналась бы в даче ложных показаний (ну, что-то из серии “если бы тогда у меня хватило смелости, то не было бы всего того, что произошло”). Она до последнего не верила в виновность мужа (а припоминая, что “ещё тогда на него пытались повесить”, могла не верить и в новое обвинение).

Известные факты: в 1990 году Чикатило первым эпизодом назовёт убийство Закотновой (здесь у меня две версии: 1) этот эпизод он как раз хорошо знал и больше ему вспомнить было нечего, 2) сознательно “вспомнил” именно этот эпизод, понимая, что рано или поздно повторно докажут его невиновность). Ростовский суд впишет его как однозначно доказанный, а вот Верховный отменит – как однозначно недоказанный. И сыщики, кстати, в своих интервью разделятся на два лагеря.

Вернёмся в домик моей литературной версии. Чикатило встречается с убийцей. Чтобы предположить, что между ними произошло, надо понимать, на сколько сам Чикатило был на тот момент шизанутый. Мы этого, увы, не знаем.

Допустим, всё было жёстко: “Мы оба педофилы, таких в тюрьме убивают. А теперь мы ещё связаны кровью, я убийца, а ты соучастник”. Или: “Спасибо, что не сдал, я твой должник, блаблабла, теперь мы как братья по несчастью, братья навек”. В моей фантазии куратор (назовём его так) втягивает доверчивого и внушаемого Чикатило в какую-то безумную игру типа “мы всего лишь вычисляем будущих предателей Родины, тех, кто за жвачку готов служить врагу”; или типа “мы вербуем спецотряд, но наши юные бойцы иногда гибнут”. Я сам допустил, что в одном месте сошлись два педофила, но то, что у них одинаковые кровавые потребности, мне предположить трудно. То ли Чикатило в каком-то подчинённом положении выполняет роль загонщика, то ли вообще не ведает, что происходит. Ага, и это допустить тяжело. Ок, пусть будет загонщиком, который втягивается и входит во вкус. Понять бы, какую власть имеет над ним куратор. Мне хочется думать, что куратор гарантирует надёжное прикрытие. Вот выяснить бы, по какой линии Чикатило получал все свои служебные квартиры? Ощущение, что если куратор реально существовал, то его имя вычислить можно (при условии, что архивы ещё не уничтожены). На всякий случай: если Чикатило знал убийцу Закотновой, то он в полной мере заслуживает смертной казни (ну, если только куратор не манипулировал им так же, как и все остальные). И всё-таки в этой литературной вселенной допущу, что красный партизан выполнял спецзадание своего куратора (и нашей реальности существовали маньяки, которые орудовали в паре), что не отменяет наклонностей застенчивого исполнителя.

Серия 1978-1982 совсем мутная, но раз возникла пауза, давайте закроем тему о пристрастиях Чикатило. У нас есть свидетельства (и на тот момент их не было смысла фабриковать), что Чикатило интересовали только подростки:

1. Именно при расследовании убийства Закотновой вскрылось, что до 78 года Чикатило околачивался у школ и ПТУ (хотя, это из книги, где могли и “преувеличить”), приставал к подросткам и даже совершал сексуальные действия, которые не остались без внимания окружающих.

2. Родственники и ближайшие знакомые свидетельствуют, что Чикатило недвусмысленно приставал к их детям.

3. Есть мальчик, которому Чикатило назначил “свидание” (не суть, что там был за повод), но того родители не выпустили из дома.

4. Женщина, что видела в электричке Чикатило, который сначала уговаривал, а затем силой (прокурор, кстати, утверждал, что Чикатило никогда насильно не уводил) тащил мальчика на перрон.

5. На ютубе однажды мелькнул мужчина, который в детстве жил в одном доме с Чикатило и помнит, как “дедушка” общался с детишками и одаривал конфетами.

6. Есть финальная слежка 1990 года, во время которой был замечен явный интерес к детям.

Ну и сразу же продолжу и завершу список свидетельств:

7. Сослуживица посреди недели взяла отгул и отправилась на городской пляж, где заметила Чикатило в окружении деток. Если верить вахтенному документу, то это случилось на следующий день после убийства в камышах (по версии прокурора – в день убийства).

8. Продавщица в ларьке, знакомая с одной из жертв, за несколько дней до убийства видела Чикатило, который интересовался у неё то ли марками, то ли прессой (“за несколько дней” через несколько лет будет изменено на “в день убийства”).

9. Мать троих детей ночью столкнётся на вокзале с Чикатило (этот эпизод рассмотрим позже).

10. Кассир вокзала, продавшая билет подростку, опознает (и её дочь подтвердит)Чикатило, который вступил в диалог со своей предпоследней жертвой.

11. Одной из жертв окажется бывшая любовница красного партизана (та самая, что прихватит на свидание дочь, но и этот эпизод вспомним чуть позже.

Из доказательств вины у меня всё. Особняком стоит рапорт о слежке 1984 года, но мы к нему ещё не подобрались.

Есть такой документ:

“Консультативное заключение психиатра по уголовным делам об убийствах детей и женщин в г.Ростове-на-Дону и Ростовской области в период 1982-1984 годов”. Автором труда является эксперт-психиатр, ст. научный сотрудник ВОТКЗНИИСиСП им. В.П. Сербского В.Е. Пелипас.

Так вот. Кроме предположений, в заключении есть ряд фактов, на которые обращу внимание.

Пелипас отмечает, что преступник профессионально и уверенно владел ножом, а характеристики самого ножа не менялись на протяжении двух лет. Повторю: в 23 эпизодах использовался один нож. Почему акцентирую на этом внимание? Во-первых, характеристики этого ножа известны, а при последующем задержании Чикатило при нём обнаружат нож. И если на халатность спишут “ошибку” с группой крови, то сюда же придётся добавить и халатность при исследовании ножа. А во-вторых, что нам делать с 23 (по другой версии 32-мя) ножами, найденными в квартире Чикатило??? Он резко и хаотично (найдите фото ножей, они в музее) начал менять ножи после того, как отобрали/потеряли/спалили первый и любимый? Разумеется, Чикатило маньяк, и мне кажется, что ножи выполняли ту же роль, что и шахматная доска у Пичушкина (ножи были чисты, покупались после удачного завершения “спецоперации” и использовались как мнемонический каталог), но это к нашей доказательной базе отношения не имеет, просто допущение.

Второй важный момент психиатрического заключения. При анализе (достаточно точном и убедительном) действий маньяка ни разу не упоминается использование верёвки. Прошу просто запомнить этот момент: у экспертов не было оснований предполагать, что какую-нибудь из жертв связывали.

Третий момент. Пелипас предполагает (почти утверждает), что преступников двое. Я его версии доверяю. Во-первых, его перспективный портрет маньяка более точен, нежели “картина маслом” кисти Бухановского. Во-вторых, такую же версию выдвинет серийный убийца Сливко. Почему бы и нам не пойти этим путём (ага, началась подкрутка под личные литературные нужды)? Если мы этому заключению доверяем, то можно поверить и характеристике, данной второму убийце. Так вот. Пелипас предполагает, что второй был ростом не ниже первого. Если это правда, то в одной реальности встретились два бугая. Возможно они и внешне были чем-то схожи (да, там возраст второго 25-З0 лет, но это пока ничего не меняет).

Четвёртый момент, который нам придётся вспомнить. Для выводов объединены 19 жертв женского пола и 4 мальчика. В случае с женщинами объективно совершено насилие только в одном случае, а с мальчиками в трёх случаях был совершён “законченный половой акт”. То есть, к 1984 криминалисты имели четыре образца биологических материалов преступника.

Перейдём теперь к рапорту о задержании Чикатило в 1984 году. Вечером на вокзале появляется весь из себя подозрительный Чикатило. Двое дежурных начинают его пасти. Чикатило вступает в контакт с молодой женщиной. По версии оперативников она ублажает нашего партизана. Если сцену брать в разработку, то понятно как её строить на общем плане: мужчина садится на скамейку, женщина кладёт голову ему на колени, мужчина прикрывается (от кого?) своим портфелем, а сонным операм мерещится то, что мерещится. Описать в сценарии и показать такое на экране не трудно (и, если не ошибаюсь, что подобное было в одном из фильмов). Но вот как перейти на крупный план? Как подслушать их разговор? Есть версии? У меня в данном случае происходит так называемый разрыв шаблонов. Здоровый советский мужик знакомится на вокзале с советской женщиной и они, особенно не шифруясь, отдаются странной страсти. Чикатило как всегда в аффекте или всё-таки просканировал пространство? Ну, допустим, и ему, и нам пофиг до окружающих (и до двух оперов, прикинувшихся шлангами). Он маньяк, ему всё можно. Но вот неужели женщина так легко пойдёт на контакт? Ни разу не допускаю мысли, что эта случайная спутница являлась женщиной “с заниженной социальной ответственностью” (в таком случае она должна бы примелькаться и быть в группе риска; её был бы шанс разыскать, но она бесследно исчезла). По одной из версий после задержания в знаменитом портфеле обнаружат сторублёвую купюру. Самая банальная версия: Чикатило предложил за услуги достаточно крупную сумму (такую, что спутница без раздумий повелась). Ещё банальная, но малоприятная версия: партизан вынул свой аусвайс и объявил, что женщина подозревается в пособничестве… Они нашли компромисс. Вот только при всех раскладах поблизости маячат сыщики, которые глаз не сводят с подозреваемого. Включаю сценариста: партизан пришёл сюда не в поиске удовольствий, а на свидание с начальником отряда. И заметив хвост, начал своё цирковое представление: бегал с вокзала на вокзал, пересаживался с троллейбуса на троллейбус (здесь я теряюсь во времени суток), откровенно приставал к женщинам (ну, пассионарность явно зашкаливает).

Утром операм бегать надоедает и они подозреваемого задерживают. В разных источниках указывается разное содержимое, но самое главное, что в портфеле обнаруживают нож, верёвку и вазелин. Интересно, судмедэкспертиза в состоянии зафиксировать следы вазелина? Верёвка видимо ни о чём, ни разу не улика; физико-технические характеристики ножа мимо экспертных ожиданий, остаётся только кровь. Подходим к легендарной ошибке (из-за которой написал целую пьесу, но только сейчас – при написании этой статьи – разъяснил себе окончательно, в чём “ошибка”). Что ж, коллеги, проследуем в лабораторию, которая есть почти в каждой районной поликлинике.

Простая задачка: у нас есть материал преступника с тела жертвы и есть свежайшая кровь подозреваемого. Нам надо определить группу крови. В каком случае возможность ошибки более вероятна? Ну да, там, где произошло микробное осеменение материала и где на материал повлияли погодные условия и прочие негативные факторы. Это очевидно, но у меня в голове сидело, что у нас не один образец материала, а как минимум четыре образца (на момент 1984 года). Вот из-за этого я предполагал, что что-то напутали с образцами крови самого подозреваемого (я даже придумал хитрую схемы для подмены образцов, но схема рухнула в 1990 году: шесть экспертиз подтвердили, что у Чикатило вторая группа). С оставленным на жертвах материалом работали несколько лаборантов, несколько экспертов выносили свой вердикт. Склонялись к 4 группе крови. Анализы Чикатило показали 2 группу. Такие улики как кровь, нож, верёвка и подозрительное поведение нам не помогли.

Чего же так испугался Чикатило в момент задержания? Что он оставил и не выполнил волю покровителя? Что покровитель устал и “сольёт” его вместо себя (оставит без защиты)? Или (совсем бредовый вариант) ошибочно предположил, что попал в лапы того самого убийцы, на которого ведут охоту? Для кино ход не новый, при шизофрении подобное возможно, но, повторюсь, мы не знаем, что с его головой.

Ок. Допустим, что в 1984 году совершили ошибку. Группу крови убийцы определить не смогли. Только вот что в голове не укладывается: с 84 по 90 год были ещё жертвы, с которых смогли взять биологический материал преступника. В 90-м году некоторые не хотели задерживать Чикатило, так как знали, что у настоящего убийцы 4 группа. На протяжении 6 лет эксперты продолжали гнуть свою линию: нужна 4 группа. О какой ошибке речь??? Увы, не понимаю. Ошибки не было. В приговоре по делу Закотновой (то самое первое убийство) говорится, что группа обвиняемого совпадает с группой убийцы. Только, к сожалению, не упоминается какая именно группа. Такое впечатление, что специально вымарали (и ещё понять бы, в какой момент – сразу после вынесения смертного приговора или в 1990, когда стало понятно, что не совпадает с анализами Чикатило). Ещё раз. Биологические материалы убийцы у следствия были как до 1984 года, так и после него. А если убийца Закотновой имел 4 группу, тогда что делать? Про кровь вроде понятно, что непонятно, но раз уж заговорили, добью тему. Разные оперативники настаивают на разных группах (уж не помню, кто что исповедует, но правильней было бы навязать нам четвёртую, так с юридической точки зрения всё стало бы чисто, но видимо в этой экспертизе ошибиться трудно, поэтому мистическими свойствами наделили не кровь, а семенную жидкость злосчастного Чикатило).

С кровью ещё не всё. У одной из последних жертв 1984 года был целый букет венерических заболеваний. Предполагаю, что будь у Чикатило контакт с этой жертвой, кровь показала бы наличие антител к этим заболеваниям (как в 1984, так и в 1990 году). Нет? Поправьте, если ошибаюсь. И вот ещё, кстати: после этого эпизода во все КВД рассылается указание: всех больных с ЗППП фиксировать! Этим я объясняю почти двухлетнее молчание убийцы (оно не отменяет страха после задержания 1984 года). Он (тот, кто подцепил букет) занялся самолечением. И он же понял, что женщины лёгкого поведения представляют серьёзную угрозу (криминалисты утверждают, что после перерыва убийца с молодых женщин переключился на мальчиков). Вроде всё логично.

Процитирую высказывание с форума Тайна.ли (форум о тайнах и загадках):

“Есть несколько выписок из материалов экспертиз, в одном случае написано группа крови может быть любая, в другом не исключено что четвёртая, в основном идет подгонка, у Шалопининой написано или четвёртая или третья” (ссылаюсь на форум по той причине, что на тот момент был вброс интервью, приуроченных к очередному сыскному юбилею).

Один из ведущих номенклатурных сыщиков страны утверждает что-то подобное (типа “чего привязались к 4, у нас были и 1, и 2, и 3 группы”, – то ли так походя ставил под сомнение результаты любых экспертиз, то ли как-то опрометчиво намекал, что и преступников могло быть больше, чем один). Вообще неприятно, что в погоне за лаврами коллеги опровергают доводы друг друга (а если быть точным, то неприятно то, что неопровержимых доводов вообще ни у кого нет).

Так. Где мы?

1985-1990 годы. Все эпизоды вроде бы имеют яркий уникальный почерк и подробно описаны талантливыми журналистами (не буду повторять то, что уже и без меня поставили под сомнение диванные коллеги). Лишь бездоказательно заявлю, что в некоторых случаях (жертвы, оставленные в людных местах и чья одежда не найдена) складывается впечатление, будто преступления совершались в одних местах, а затем тела каким-то образом доставлялись в другие места (Ботанический сад и парк Авиаторов в Ростове). И типа Чикатило часто видели гуляющим возле этих мест. Думаю, что действительно видели, действительно гулял. И, возможно, как раз искал места преступлений, совершённых кем-то другим.

Остановлюсь на эпизоде от 27 июля 1990 года (в приговоре Ростовского Суда идёт под номером 48).

Чикатило несётся в здание вокзала и задевает (не заметив, кого-то сшибает) мать с тремя детьми. Далее в недрах вокзала он успокаивается, возвращается и хладнокровно разменивает матери рубль. Ночь. Семейство ждёт утреннего рейса. Старший сын спускается из зала ожидания к автоматам с водой. Там к нему подходит Чикатило и предлагает попить воды у него дома. Подросток соглашается. В Ботаническом саду Чикатило совершает убийство, одежду жертвы прячет и как ни в чём не бывало возвращается на вокзал. Через пару часов просыпается мать, обнаруживает исчезновение старшего, бежит к дежурным и те со смехом предполагают, что “мальчик пошёл по девочкам”. Это всё есть в официальном приговоре. И здесь странно и показательно абсолютно всё. Тело обнаружили через месяц, одежду так и не нашли (как далеко мог отбежать Чикатило, чтобы и одежду спрятать, и вернуться?). Куда, за какой целью летел Чикатило, когда столкнулся с этой семьёй? Вроде бы он даже не обратил на них внимания. Литературно предположу, что опаздывал на встречу с покровителем/наставником/куратором. Далее получил “добро” на выполнение очередного задания. И что сказал/предложил подростку? Видеофильмы посмотреть – это не на пять минут отойти. За пять минут можно документы проверить. И мне представляется, что приблизительно так и было: Чикатило мелькнул магической корочкой и попросил проследовать за ним. Мальчик сел в чью-то служебную машину, а чистый и спокойный партизан устроился коротать ночь. Почему молодые менты ржали? Хорошую траву подогнал куратор? Не знаю, но вроде бы у нас в разгаре спецоперация “Лесополоса” и что ни новая неделя, то новый труп. Фантазирую? Всё было именно так, как было? Позвал мальчика смотреть видеофильмы, тот моментально соблазнился и отправился через тёмный парк со здоровенным незнакомым мужиком. И мужик этот до возвращения на вокзал совершил в темноте ряд действий, после которых трудно остаться чистым (череда ножевых ранений, сексуальные потуги, обнажение и прикапывание тела, припрятывание одежды). И обратно на вокзал, мимо дежурных, ближе к переполошившейся матери. Чем больше подробностей, тем больше вопросов. И так с каждым формально внятным эпизодом.

Перейдём к финальному эпизоду (кратко: 6 ноября 1990 года Чикатило вышел из лесополосы, на станции у него проверили документы, а 13 ноября неподалёку от станции обнаружили труп).

Чикатило выходит из леса и нарывается на сержанта в штатском. Тот проверяет его документы, бегло осматривает содержимое сумки и отпускает. В сумке верхняя одежда, которая объясняет, почему Чикатило всегда оставался чистым. К сержанту два вопроса: какой комплект лежал в сумке – использованный и грязный или тот, который на смену? И независимо от ответа на первый вопрос: это не могло являться серьёзным основанием для задержания? Все выходят с грибами (вообще круто: лес ещё и грибников полон, но тело неделю лежит незамеченным), а один с комплектом одежды (да, вот ещё: у нас два Чикатило – один всегда носит сменную одежду, а второй всегда носит нож и верёвку). По легенде Чикатило предъявил удостоверение сотрудника Министерства Путей Сообщения. А я думаю, что Чикатило достал другую ксиву, с которой точно не расставался: “Так и так, коллега, прочёсываю лесополосу, веду расследование; одежда, если она действительно при мне, для маскировки”. Сержант обескураженно отдал честь и в рапорте указал, что по лесу бродит внештатный сотрудник ни то КГБ, ни то МВД. И именно эта подробность (а не запоминающаяся фамилия, которых в списке более пяти тысяч) заставила Костоева вспомнить рапорт 1984 года, – в памяти точно отложилось, что по этому делу проходил кто-то из неприкасаемых. И что в рапорте? Нож, верёвка, вазелин.

Через неделю обнаруживают финальный труп. Со следами верёвки на запястьях.

Чего я до этой верёвки докопался? Ладно, повторю.

В приговоре суда в эпизодах до 1984 года верёвка ни разу не упоминается. Есть эпизод, когда для связывания использовались подтяжки жертвы. К подтяжкам прилагается прокурорская ремарка: “связал его же подтяжками, так как, наверное, у него не было с собой веревки”. В заключении Пелипаса и сочинении Бухановского верёвки не упоминаются. При задержании 1984 года в портфеле обнаруживают нож и верёвки. Этот рапорт всплывает в 1990 году. А на последней жертве (после прочтения рапорта от 1984 года) фиксируют следы от верёвок. Если быть точным, то в шести эпизодах после 1984 года указывается, что “связал верёвкой, раздел, после верёвку срезал, унёс с собой”, но без сноски на подтверждение экспертов (типа верёвки идут только со слов самого обвиняемого). И только в последнем эпизоде сказано: “со следами связывания рук веревкой”. Не навевает? При задержании 20 ноября 1990 года в портфеле окажутся верёвки и нож.

Типа для устрашения Чикатило увезли в следственный изолятор КГБ. По одной версии его там продержали 10 суток, по другой – 21 день. Сам Костоев повторяет, что “всё, что там происходило, навсегда останется между нами двумя”. Звучит пафосно и красиво (и напоминает сцену из “Криминального чтива”, ага), но хочется спросить: а с какой стати? Это какая-то частная вечеринка? Или там применялись какие-то суперсекретные методы допроса? Или там творилось что-то противозаконное и имел место быть преступный сговор? Прям так и хочется сказать словами Володи Шарапова: “Ты стоишь на страже закона и должен его соблюдать”, но в ответ начинается история о приглашённом ряженом, который убедил подозреваемого в том, что психов сначала лечат. Ну, интересно же, что там – в этом изоляторе без прослушки – на самом деле было.

О психах. Есть в книге такой бессмысленный эпизод. Чикатило выходит из ПНД, нарывается на какого-то дальнего родственника и тот его спрашивает: “Всё от алкоголизма лечишься?” А до этого и после этого нам сто раз повторили, что Чикатило практически не пил. Странно, да? Скорее всего был конкретный диагноз, который цензура заменила на алкоголизм. У Чикатило были (скорее всего были) водительские права, удостоверение сотрудника КГБ/МВД/МПС (а то и все три ксивы, почему бы и нет) и диагноз, с которым можно было бы и от смертной казни откосить. Если бы Костоев пригласил в изолятор официального психиатра, то пришлось бы официально фиксировать: невменяем настолько, что бесполезно допрашивать. Десятилетие расставлять сети и в итоге выяснить, что орудовал больной? Куда лучше неуловимый, коварный, хитрый… Хотя, на мой взгляд, некоторые отклонения все эти качества только усиливают. Ладно, букв больше, чем хотелось. И без того наговорил лишнего. Озвучу свою версию, а дополнительные подробности, если всплывут, буду отправлять в комментарии.

Ещё немного лирики. Псевдонаучный портрет Чикатило:

Забитый, робкий, сексуально немощный Чикатило ищет тех, кто ещё слабее. Вместе с тем у него какие-то жирные карьерные, литературные и политические планы (ну, в президенты метил да; и Пелипас упомянул в своём заключении жажду реформаторства). Округлю и скажу, что Чикатило нуждается в друге, который им восхищался бы (ни жена, ни дети с этой ролью не справились, хотя, возможно, именно им он и доказывал свою значимость). И в период 73-78 годов такой друг нашёлся. И поставил перед ним неподъёмные задачи. И эти задачи, с одной стороны, соответствовали амбициям партизана, а с другой – удовлетворяли сексуальные потребности. Понимаю, что я как автор этого бреда должен озвучить правила их игры, но здесь – в этом ключевом моменте – у меня фантазии не хватает. Зато становится понятным, почему Чикатило “с точностью до метра указывал маяки”, на которые приводил жертвы, но крайне невнятно описывал само убийство. Становится понятным несовпадение дат (предполагаю, что он назначал свидания, на которые являлся куратор). Кстати, одной из жертв оказалась любовница. Любовницей она была в период 75-78 годов. Могла заходить в тот домик, купленный втихаря от жены (и там видела куратора, который позже решил избавиться от свидетельницы). И вот что ещё интересно. Сам Чикатило подавал нам сигналы о кураторе. Своим жертвам он говорил, что ведёт их к начальнику отряда (и психологи отмечали, что Чикатило всегда ставил себя на второе место, выдвигая на первое как раз какого-то ментального куратора). И при задержании 1990 года Чикатило, прекрасно понимая что к чему, произнёс одну фразу:

- Не надо было ссориться с начальством.

Если моя версия имеет право на существование, то возникает вопрос: почему Чикатило не сдал его? Версия прагматичная: преступная группировка, планирование, осознанные действия – никаких апелляций. Менее прагматичная: тешил себя надеждой, что всесильный куратор применит свои связи и партизан волшебным образом ускользнёт  от правосудия (как ускользали в 1978 и 1984 годах). Романтическая: это была любовь.

Спонсор месяца: Аноним.


1 комментарий для "Вещественные доказательства по делу — уничтожить"

Кот Шрёдингера | 21 Октябрь 2020 в 19:33

В одном интервью есть и 10 суток и 20 (и вот так у нас все доказательства – даже из первых рук – содержат в себе по две версии):

Добавить реплику или ремарку:

Спамеру на заметку: XHTML разрешён, но ссылки на коммерческие ресурсы удаляются, а посты с подписью типа "куплю сценарий праздника" сразу отправляются в корзину. Офф-топы публикуются через раз. Время модерации комментария - от одной минуты до недели, всё зависит от занятости и настроения автора. Прения возникают то ли спонтанно, то ли по воле звёзд. Спасибо за понимание.